мобильная версия · вход | регистрация  



ОПРОС

За какими футбольными чемпионатами вы следите?


 Ответов: 85




Профессия

Г. Орлов: "Мы должны работать на пользу футбола"
30.11.2011, 15:02
Геннадий Орлов рассказывает о матовых стеклах в комментаторской, любви к театру и самой дорогой профессиональной награде.

Какова история вашего прихода на телевидение? Я думаю, молодым людям, которые сейчас хотят работать комментаторами, будет очень интересно узнать, как вы попали в эфир.

Так получилось, что впервые о профессии спортивный журналист я узнал, когда меня Алексей Парамонов пригласил в юношескую сборную СССР. Мне было 17 лет, я тогда уже играл за сборную Украины центральным нападающим, и меня пригласили в сборную СССР. Когда я приехал на сбор в Краснодар, с нами оказался – Олег Сергеевич Кучеренко – он тогда только начинал свою журналистскую карьеру. Так что до 17 лет я и не подозревал, что такая профессия существует. Меня заинтересовало, что он пишет в «Советский спорт» и еженедельник «Футбол». И еще играя в футбол, я начал писать в газету. В 1966 году я был приглашен в «Зенит» и уехал из Харькова в Ленинград, но уже в Харькове сделал несколько публикаций. Потом приехал в Ленинград и начал писать еще больше. Это, кстати говоря, очень не нравилось тренерам. Они считали, что если я пишу какие-то заметки, то тем самым «выношу сор из избы», хотя там никаких, конечно, тайн и секретов не было.

Вообще, очень важно опереться на кого-то в жизни. Мой друг – Виталий Михайлов – журналист и Михаил Эстерлиц - эти два человека уговорили меня на эту историю с журналистикой, поддерживали во мне интерес, утверждали что это может быть серьезным делом на всю жизнь. И когда в 1969 году пришлось закончить с футболом, поскольку замучили травмы, я решил, что буду заниматься журналистикой и пошел в газету. Проработал в «Строительном рабочем» 3 года, и вдруг в 1973 году случилось несчастье - умер выдающийся комментатор – Виктор Набутов. После того, как он скончался, был объявлен конкурс на замещение его должности, и я подал заявку на участие. Всего там было человек 200, но жюри выбрало меня.


Что стало главным конкурентным преимуществом?

В силу того, что я любил театр и жена – актриса, у меня дома был специальный словарь для диктора, я следил за своей речью. К тому же старался быть на уровне, все-таки старший брат Александр - кинорежиссер.  Поэтому я тянулся к творческой жизни, к самообразованию. Тогда в моде были девизы, и я написал себе такой девиз: «Добродетель – ключ познания». Это был для меня главный стимул.

Плюс, я уже в газете успел поработать, а это хороший путь для журналиста. В газете все-таки больше литературы, чем на телевидении или радио. Там следят за стилем. Впрочем, на  Ленинградском радио тоже была великолепная школа. Следили за всеми ударениями, за всем. Я, конечно, отставал, потому что не занимался этим раньше так серьезно, но работал над собой. Вместе со мной работал Ростислав Широких – выдающийся диктор с прекрасным голосом, позднее он стал народным артистом. И он  взял шефство надо мной - слушал каждый репортаж, заставлял меня их переслушивать, подсказывал. Мне было очень трудно первые годы, потому что все меня сравнивали с предыдущим комментатором, а Виктор Набутов был выдающийся профессионал. Отношение ко мне можно было охарактеризовать  замечательной пословицей: «Федот, да не тот». Но потом  всё поутихло, и года через три ко мне стали относиться с неким уважением. Таким образом, с 11 декабря 1973 года я работаю в системе телевидения. Хотя вначале работал на радио, тогда еще было объединенное «Гостелерадио». 

Параллельно, конечно, я ездил в Москву все время, здесь надо отдать должное  Александру Владимировичу Иваницкому. Тогда, в Москве создавалась спортивная редакция. Здесь работали Николай Николаевич Озеров, Анна Владимировна Дмитриева,  Владимир Маслаченко, Георгий Сурков и многие другие известные комментаторы. Чуть позже в 1977-1978, я сдружился с Котэ Махарадзе. Он же был из Тбилиси, а я из Ленинграда - и мы были «иногородние» в этой компании. Вот так мы все вместе работали. Первая Олимпиада, на которую я попал, была в 1976 году в Монреале. Кстати, когда пошла подготовка к московской Олимпиаде, потрясающий комментатор плавания и художественной гимнастики – Фарид Дасаев был отстранен от эфира (из-за личных причин). А в это время много было пловцов из Ленинграда, вообще тогда плавание расцветало: тренер Игорь Кошкин, пловцы Владимир Сальников, Андрей Крылов и еще несколько, в будущем ставшими олимпийскими чемпионами. В общем, было о чем рассказывать. Сергей Михайлович Вайцеховский, главный тренер олимпийской команды, услышал, как я начал плавание вести, и очень по-доброму ко мне отнесся. И вот я, еще мало отличая баттерфляй от брасса, стал комментатором плавания. С 1978 года по 1986 был первым комментатором по этому виду, и в 1980 году на Олимпийских играх вел плавание вместе с Володей Буре.


Геннадий Сергеевич, у вас блестящая биография на телевидении, такой простой вопрос. А сотрудничество с "НТВ-Плюс" дало какую-то новую мотивацию?

Конечно. Я с удовольствием работаю с "НТВ-Плюс". Естественно, есть некоторые недостатки, но достоинств гораздо больше, так что я работаю в своё удовольствие. "НТВ-Плюс" – это кабельное телевидение, а репортажи комментаторов, которые работают на больших каналах и кабельных резко отличаются, и это во всем мире. Для того чтобы привлечь аудиторию кабельному каналу необходим оригинальный подход и даже эпатаж. И вот этот эпатаж довольно часто проявляется у моих новых коллег. Но, наверное, это веяние времени. На "НТВ-Плюс" работают самые профессиональные ребята. Со всеми, с кем я общаюсь, мне интересно.

Не секрет, что некоторые считают меня таким монстром, потому что я, живя в Петербурге, работаю на "НТВ-Плюс". На самом деле, мне кажется, что это вполне нормально. Если бы появился какой-нибудь Орлов в Казани или Самаре, то наоборот это даже интересно было бы. Есть же разные школы в футболе, разные течения, значит, могут быть и разные течения в комментаторской деятельности.


Помимо плюсов появились и минусы. Количество недоброжелателей возросло в разы – как-то пытаетесь реагировать на потоки критики или уже не обращаете внимание?

Когда говорят, что Орлов - «зенитовский», ребята, вы делаете очень большой комплимент. Было бы смешно, если бы вы сказали, что Озеров Николай Николаевич не «спартаковский», он бы жутко обиделся, потому что он всю жизнь болел за «Спартак», сам прошел школу «Спартака». Если бы Котэ Махарадзе не был олицетворением «Динамо» (Тбилиси) и всего грузинского футбола – это было бы нормально? Так и должно быть. Другое дело, что мы не должны оскорблять или умолять достоинство других футболистов из других команд. Когда вы спрашиваете, какой футболист был лучшим в советское время, я же не задумываюсь – Эдуард Стрельцов. А он всю жизнь играл за московское «Торпедо». Я же не говорю Лев Бурчалкин, потому что Эдуард Стрельцов выше его классом. Или в 80-е годы играл Черенков - это же потрясающе талантливый футболист, просто потрясающий; с его мягкостью передач, с его пониманием игры. Слава Богу, что наконец в Петербурге, вырос такой талантище, Андрей Аршавин, который может и отобрать мяч, и сделать точную передачу, и сам забить.

Конечно, есть вещи, которые мне немножко претят. Но интересно, все равно интересно. Потом я всегда убежден в том, что комментатору дают оценку телезрители, и если эти телезрители дают больше положительных оценок, чем отрицательных, то значит всё в порядке.


Президент «Зенита» Александр Дюков в одном из интервью попросил вас быть более критичным к команде. Вы согласны, что в ваших репортажах не достает этой составляющей?

Критика всегда нужна, но, естественно она должна быть не обидной все-таки. Надо сострадать, сочувствовать, быть добрым по отношению ко всем тем, кто занимается игрой в мяч и другими видами спорта. Ведь одно дело давать оценки со стороны, другое дело - самому пройти весь этот путь. У меня часто спрашивают, а может быть комментатор, который  сам не играл в футбол? Да, может, Котэ Махарадзе никогда не играл в футбол, но до сих пор он в памяти, потому что у него другой был репортаж. Из нынешних комментаторов тоже немало ребят, которые тоже не играли в футбол, но они берут чем-то другим. Конечно, лучше все-таки в таком случае не быть категоричным, давая оценку игроку или игровой ситуации. Согласитесь, что это немножко так дилетантски выглядит. Ищите другие пути рассказать об этом. Я считаю, что самым лучшим редактором журнала  «Футбол» был Лев Иванович Филатов, хотя он тоже в футбол никогда не играл. Он так интересно и литературно рассказывал о футболе, о чувствах игроков, что даже не возникал вопрос: «А что это он, не будучи футболистом, пишет о футболе»?


А какая все-таки главная функция комментатора?

Для меня очень важным является этот вопрос, и пусть над ним задумаются все комментаторы, которые со мной вместе работают, да и все журналисты спортивные, какой смысл нашей работы? Мы для чего работаем? Пропагандировать футбол, помочь его понять или просто себя показать и сказать какой я талантливый, гениальный?

Мне кажется, что мы должны работать на пользу футбола. И коль уж мы разговариваем о футболе, то надо искать слабые места, подтягивать их. Есть старая присказка о том, что журналист - это инженер человеческих душ. Она все-таки жива, хоть это и с пафосом сказано. Как-то надо находить путь к тренеру, к спортсмену, чтобы помочь ему разобраться в себе. Сегодня, сами понимаете, журналистика носит совсем иной характер. Но я же все-таки стремился бы к этому, потому что очень важно, чтобы тебя уважали тренеры и футболисты, пусть даже они говорят не всегда лицеприятные вещи. Я сам был футболистом и помню до сих пор критические статьи, которые про меня писали. Они больше в памяти остались, чем хвалебные. Но я понял со временем, что это очень здорово - заставляет совершенствоваться.


Геннадий Сергеевич,  вы сейчас в Университете имени Лесгафта ведете мастер-классы на отделении журналистики. По каким критериям будете набирать будущих магистрантов?

Вообще чтобы стать журналистом, на мой взгляд, надо этого очень хотеть. Журналистика - это такое ремесло, что если ты очень хочешь, то добьешься. Из профессиональных вещей я бы отметил, прежде всего, 3 критерия – русский язык, знание предмета и доброжелательность. Вот это - три основополагающих вещи. Конечно, надо любить предмет, которым ты собираешься заниматься, в частности, футбол. Сейчас, на мой взгляд, наступает, если уже не наступил, век специализации по видам спорта. Естественно, есть общее образование, но сегодня же столько информации, что специализация необходима. Мы во времена Советского Союза, конечно, вынуждены были быть «многостаночниками». Тогда не всех выпускали в эфир, был ряд очень серьезных запретов, были очень высокие требования к языку. И комментаторских мест было очень мало. Так что мы вынуждены были вести много разных видов спорта с Олимпийских игр. Но сегодня-то совсем другая ситуация, сегодня необходима специализация.


Нельзя не поговорить с вами о «Зените». Что для вас значит эта команда?

«Зенит» - это моя судьба. Я играл сам немножко за эту команду. И в городе, где одна футбольная команда, других вариантов для футбольного болельщика и нет. Конечно, я всю жизнь мечтаю, чтобы еще была какая-нибудь команда, как когда-то было «Динамо». Конечно, у меня своё отношение к «Зениту», и я как комментатор всегда считал, что надо объективно рассказывать о команде. У меня немало было конфликтов по ходу всей моей профессиональной карьеры с командой «Зенит».  Иногда тренеры мне говорили: «Почему ты не можешь подхваливать свою команду, как в других городах?». Однако моё стремление к объективности позволило мне вести репортажи с пятнадцати Олимпийских игр и с шести Чемпионатов мира по футболу.


Вы видели все три чемпионства любимой команды, какое из них принесло самые большие эмоции?

Мне повезло – я, и правда, комментировал все три чемпионства и видел эти команды вблизи. «Зенит» 1984 года - это, конечно, команда уникальная тем, что это «команда нашего двора». Есть замечательная песня у Александра Розенбаума, как раз про тот «Зенит» 1984 года, где он перечисляет всех игроков по фамилии. Их действительно знал весь город, и это было огромным счастьем. Тот подъем энтузиазма, который испытывал весь город, когда «Зенит» стал чемпионом, трудно передать. Сейчас тоже болеют, но совсем не так, меньше. У «Зенита», конечно, было меньше средств, денег, ресурсов. Первое лицо Ленинграда – Григорий Алексеевич Романов – он вообще ни разу не был на стадионе. Когда в то же время Гришин патронировал «Спартак» московский, а Щербицкий - киевское «Динамо». У каждой большой команды обязательно был какой-то патрон - в то время советское это было очень важно. Лев Зайков, сменивший Романова, к футболу относился хорошо,  даже приходил, раза два. На последнем матче того сезона он точно был. Я сам видел, как он поздравлял Садырина. В общем, 1984 год был особым событием для города Ленинграда, это было нечто невообразимое. «Зениту», правда, в тот 1984 год немножко повезло.

В российские времена было два чемпионства. Дик Адвокат и Лучано Спалетти – разные тренеры, разные люди, но как комментатор я должен признаться, что с иностранцами работать намного легче. Да и футболистам стало лучше. Спросите у футболистов, хотели бы они, чтобы был русский тренер? Они, если не в один голос, но 9 из 10 точно, скажут: «Нет, пусть будет лучше иностранец».

Что-то другое пришло из Европы, другие взаимоотношения, и они более профессиональные. Из-за этого растет профессионализм, хотя и мелкими шагами. Вот «Зенит» сейчас - один игрок выпадает за другим в каждом матче. Кержаков не играет, Данни не играет, Ломбертс получил травму, Кришито уже не играет, а команда все равно в порядке. Это всё работа Лучано Спалетти. Здорово работают тренеры, интересно, хотя и обидно, что нет пока их уровня наших российских специалистов. Наши тренеры резко отстали. И отстали, прежде всего, в общей эрудиции. Не только в футбольной, а в общей, и это сразу видно, когда слышишь их. Но хорошо, что приходят такие талантища, потому что наши будут подтягиваться, учиться у них.


У вас очень много профессиональных наград как у комментатора. Какая вам особенно дорога и почему?

«Тэфи», конечно. Приятно, когда ты не ожидаешь, и вдруг такое признание приходит. Тем более, там победителя определяют коллеги, что тоже очень ценно. А в 1995, кажется, году, «Комсомольская правда» проводила конкурс - они каждую неделю давали рейтинг комментаторов. Я помню, что мы долго конкурировали с Володей Гомельским. Несколько месяцев я там шел впереди всех и в конце концов выиграл. Это был, пожалуй, самый интересный конкурс с точки зрения того, что он шел на протяжении целого сезона. Всё это было необыкновенно приятно. Мы тогда показывали  итальянский футбол на ленинградском телевидении, и это было событием для нашей страны. Даже Вячеслав Иванович Колосков, который был и остается мэтром нашего футбола, всегда выражал мне за это благодарность. Вот это тоже была очень приятная для меня история.


http://www.ntvplus.ru
Категория: Профессия | Добавил: RS | Просмотров: 660
Теги: Зенит, НТВ+, Геннадий Орлов, футбол



КОММЕНТАРИИ
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


КОММЕНТАРИИ ВКОНТАКТЕ


  СпортЭфир © 2011-2013
Орлов, насмеши! © 2007-2011
Правила сайта   |   Обмен ссылками   |   Помощь проекту
Использование информации приветствуется при гиперссылке.


Яндекс.Метрика