мобильная версия · вход | регистрация  



ОПРОС

Ваш любимый комментатор сегодня


 Ответов: 626




Профессия

Ю. Розанов: "Зритель должен искать своего комментатора"
31.05.2010, 18:34
В интервью сайту "НТВ-Плюс" Юрий Розанов рассказывает о  целевой аудитории, выжимках из «Идиота» и юношеской мизантропии.

Все говорят про ваш огромный опыт, который является основой таких прекрасных комментариев. Этот жизненный опыт не мешает сохранению эмоций, внутренней молодости? Как это удается совмещать?

Эмоции, как таковые, с годами садятся. Это может проявляться во всем. Это может проявляться, например, в том, что я раньше дарил супруге цветы каждый день, потом раз в неделю. Теперь каждый месяц обязательно, но все уже происходит пореже. Из-за этого многие люди из спорта и уходят. Я, например, до сих пор уверен, что Леннокс Льюис был бы чемпионом мира, если бы не пропал азарт. Азарт садится. Он может просыпаться, но не может быть постоянным. Жизненный градус падает совершенно естественно у каждого человека. Однако поляризовать ситуацию неправильно, потому что до конца он упасть не может. Если он упал до конца, то надо уходить из профессии на пенсию. Пока что это не про меня.

Большая часть наших комментаторов отмечала, как вы помогли им в плане профессионального роста? Не было желания преподавать профессионально? Или все-таки комментатор – это штучная работа?

Желание это, если и есть, то оно безответственное. Это желание из разряда «хорошо было бы». Хорошо было бы выиграть миллион или съездить куда-нибудь. В моем возрасте задаваться какими-то мечтами подобного толка, наверное, наивно. Я был бы не прочь, если бы для этого была база – если бы у меня для этого было свободное время, если бы была какая-то организация, куда надо было бы придти, сделать свое дело и уйти. А как кустарь-одиночка с мотором организовывать что-то свое на общественных началах в свободное от работы время… Его просто нет, свободного времени. Поэтому, наверное, все-таки нет. Могу лишь сказать, что если у меня просят совета, я стараюсь никогда не отказывать.

К тому же у нас здесь такая атмосфера, что опыт вбирается. Через реплики, через воздух. У нас выросло уже несколько поколений великолепных журналистов. Я до сих пор считаю, что репортеров, класса Тимура Журавеля, Дениса Казанского или Сережи Акулинина вообще нет ни на каких каналах, ни в каком жанре. Просто нет. Это высший класс. Откуда это берется? Просто то, что Вася Уткин или Дима Федоров могут обронить на бегу в их умную голову сразу же залетает. Наверное, естественно, что что-то передаю и я, но я не очень над этим задумываюсь. Целенаправленно в кого-то вкладывать можно только если тебя постоянно дергают, не дают покоя. Тёма Шмельков до сих пор меня просит: «Ну, пихни мне за что-нибудь», хотя он давно уже работает на гандболе так, как я никогда на этом виде спорта не работал и работать не буду. Это он мне должен пихать, но, тем не менее, требует. Может быть, это инерционно, не знаю. Я такими вопросами не задаюсь.

Есть две точки зрения на счет важности опыта. Одни говорят, что в комментарии важен спортивный опыт, другие – что жизненный. На ваш взгляд, какой важнее?

Опять вы мне предлагаете выбрать красное или белое. Допустим, если важен только спортивный опыт, человек играл где-то – где? На уровне команды мастеров? В какой лиге? Где та грань, после которой опыт начинает быть спортивным? Да ерунда это все.

Дело не в том, что он не важен сам по себе — он важен, он очень полезен. Однако если выбирать, что важнее, под дулом автомата, я все-таки скажу, что быстрая реакция, умение ездить верхом на своих мыслях и достаточно приличное понимание игры. Можно ли это достаточно приличное понимание игры нажить опытом, тренингом, общением? Я думаю, что можно. Однако жестко выработанных критериев комментаторского дела, в принципе, нет. Возможно, потому, что никто этим занимался, нет института. Если бы он был, то жизнь сама бы подсказала критерии. Теоретически он возможен, но это очень долгий процесс. Теоретически и мы можем сами мести улицы, теоретически мы можем не брать взяток, теоретически мы можем носить женщин на руках, не опаздывать и уважать пенсионеров. Теоретически возможно всё. Но мы же не можем щелкнуть пальцами и зажить правильно с завтрашнего дня. Это долгий, очень трудный процесс. Точно так же и здесь. Я верю, что когда-нибудь это будет, но что будет раньше? Может, раньше люди начнут получать интершум и трансляцию через мобильники, и комментаторы будут чем-то вроде дополнительной опции. Может, он и не нужен будет вовсе, потому что сейчас каждый мнит себя стратегом. Безапелляционность восприятия свойственна с каждым годом новым поколениям все больше и больше. Поэтому и разговоры типа: «Рафа Бенитес думает так, а я считаю по-другому, поэтому Бенитес — идиот», — встречаются на каждом углу. И «Ливерпуль» проигрывает, но как из этого следует, что то, что думает человек, поможет ему выигрывать?! Никак. Но безапелляционность растет. Она вообще растет, количество радикальных суждений растет во всем. Так что всем не угодишь.

В связи с этим я вспоминаю одну сцену из своей жизни. Это было под трибунами «Сокольников»: Александр Павлович Рагулин начал мне что-то говорить по поводу неверной оценки эпизода. Я стоял и с интересом его слушал. И тут же стоял Николай Карпов. Он посмеялся и Рагулина, в конце концов, спросил: «Саш, а тебе в принципе нужен комментатор? Потому что по моему тренерскому воззрению, ты последний человек в нашем хоккее, которому он бы понадобился». Рагулин тут же ответил: «А как же! А составы? А ощущение живости восприятия? Интершум тот же самый». Вот в чем фокус-то весь.

Легкий доступ к информации, который сейчас появился практически в каждом доме через Интернет, каким-то образом меняет работу комментаторов?

Мою нет. Ко мне до сих пор бегают со словами «Ты знаешь всё». Меня это раздражает, если не сказать бесит. Всё знать нельзя — это раз. Потом люди, которые смотрят телевизор, не напрягаясь на подготовку, на репортаж на ПЛЮСе, они, может, знают больше нашего, и удивить публику тем, что вскопать на пол штыка глубже Интернет, это бесполезное занятие. Они все равно знают не меньше, а чаще всего и больше нас. Наверное, для большинства становится более и более важным, чтобы с ними говорили на их языке, поэтому разговор на языке цифр, американский такой, всегда будет востребован очень большой частью. Человек, который, грубо говоря, будет гнаться за рейтингом, он должен давить на эмоции, зажигать где-то на грани и сыпать, сыпать, сыпать цифрами. Мне этот подход не близок, я работаю для тех людей, с которыми мне есть, о чем поговорить. Сотни две-три я назову моментально. На потребу я не иду, рейтинг, как таковой, меня не интересует абсолютно.В плане пользования Интернетом я тоже уже не буду продвинутым, потому что здесь за ним не угнаться. Может, это немного старорежимный стиль, но он мне позволяет дистанцироваться от того, чтобы совсем уж не становиться рабом цифири. Я считаю, что это не хорошо. Это сравнимо с тем, что тебе сделают выжимки из «Идиота» Достоевского, и тебе не нужно будет его читать — посмотрел в Интернете за 15 минут, и готово. Об этом же когда-то писали, посмеивались над этим. Я дорожу тем, что я прочитал, я дорожу уроками папы с мамой, я не хочу их отдавать. Это не чванство, и это не наезд на новое поколение. Я работаю так, как работаю, потому что не только комментатор должен искать своего зрителя, но и зритель должен искать своего комментатора. Видов спорта много, каналов много, возможности смотреть такие, каких раньше и одной десятой части не было, и ведь всё мало. Если даже в таком многообразии люди не могут выбрать своего комментатора, то это мизантропия не старческая, а юношеская.

А то, что вас называют одним из лучших комментаторов, в том числе и зрители, приятно? Морально стимулирует?

Когда был последний опрос, я был на одном из молодежных чемпионатов мира, и мне один из пользователей прислал результаты, в которых я лидировал с большим отрывом. Было приятно, но я был, честно говоря, этому удивлен. Я считаю, что мой стиль не очень подходит для высокой оценки интернет-аудитории.

То есть целевая аудитория у вас все-таки другая?

У меня нет целевой аудитории. Может, это плохо, может, это недоработка. В идеале, конечно, она быть должна. У меня есть понимание моей аудитории, но я ее не ищу. Если мы говорим о целевой аудитории комментатора, то мы сразу подразумеваем какой-то мозговой штурм этого комментатора касательно тех, кто, как он надеется, будет его слушать. Можно вести об этом речь, если это миллионы людей, это для пиар компании хорошо. А я считаю, что это как с девушкой – ты не ищешь блондинку или брюнетку, ростом 178 см, с зелеными глазами, и чтобы она была такая и сякая. Ты отдаешься на волю судьбы - ахнул, и всё тебе стало понятно.

Техническое образование помогает вести игру, анализировать?

Нет, наверно. Я ушел во многом из-за того, что понял, что это не для меня. Я до сих пор розетку починить не могу – вот они 5 с половиной лет в техническом вузе. В советское время вуз нельзя было выбирать: либо шли за компанию, либо туда, куда выводила школьная стезя. Мне довелось когда-то выиграть пару математических олимпиад, и я пошел в МЭИ. А это оказалось абсолютно не мое - я абсолютный гуманитарий по своей сути. Однако за время учения, естественно, ты обрастаешь какими-то подтверждениями. Может быть, это помогает лучше формулировать, это помогает четче объяснять, что именно имеется в виду. А с тем, что обилие терминов помогает вести репортаж – наверное, не соглашусь. Я в какой-то степени заложник этих терминов, и согласен с тем, что мне часто это ставят в вину. Не потому, что сложно понять. Сложно – не слушайте, либо потрудитесь эту сложность преодолеть. Просто это не единственно правильный метод.

Какие-то мечты как у комментатора еще остались?

В настоящее время я хочу, чтобы работы было поменьше. Пока больше ничего. Тот режим, в котором нам приходится работать в последние годы, это, в известной степени, работа на износ. Я понимаю, что почтеннейшая публика не должна заморачиваться этим вопросом, но когда где-то на сайтах, в комментариях появляются претензии, мне малость обидно. Не столько за себя, мне уже скоро 50, а за наш молодняк, который сейчас под таким прессингом находится. Столько работы, что как бы ребята не стали изнашиваться. Так что это моя профессиональная мечта не для себя лично, но и для многих. С другой стороны, нельзя же просто еще двадцать человек взять и пригласить. Как мы видим, рост в комментаторском искусстве – достаточно длительный процесс для очень многих. Я вообще считаю, что раньше 25 лет человеку к микрофону садиться не стоит. Если это происходит, то до известной степени вынужденно. Почему не стоит? Я только недавно это сформулировал для себя. Раньше я формулировал это так: «Человек должен иметь, что сказать людям». Потом я начал формулировать так: «Человек должен говорить так, чтобы ему верили». Если он является авторитетом, то ему поверят. А как можно быть жизненным авторитетом, житейским авторитетом в таком возрасте? Как я могу поверить авторитету человека, которому отроду 20-21 год?! Я считаю, что жизнь он знает не так хорошо, что естественно. А теперь я формулирую так: «Комментировать можно тогда, когда ты в принципе созрел для того, чтобы подойти знакомиться к девушке, которая тебе жутко понравилась, при этом не иметь в голове ни одной мысли, когда ты сделал к ней первый шаг, и быть уверенным в успехе, в том, что ты ее, что называется, заклеишь».



http://www.ntvplus.ru
Категория: Профессия | Добавил: RS | Просмотров: 584
Теги: Юрий Розанов, футбол, НТВ+



КОММЕНТАРИИ
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


КОММЕНТАРИИ ВКОНТАКТЕ


  СпортЭфир © 2011-2013
Орлов, насмеши! © 2007-2011
Правила сайта   |   Обмен ссылками   |   Помощь проекту
Использование информации приветствуется при гиперссылке.


Яндекс.Метрика