мобильная версия · вход | регистрация  



ОПРОС

За какими футбольными чемпионатами вы следите?


 Ответов: 85




Профессия

А. Шмельков: "Работа - мое главное увлечение"
03.05.2010, 17:16

В интервью "НТВ-Плюс" Артем Шмельков рассказывает о любви к гандболу, старших наставниках и журналистском «сарафанном радио».

Расскажи, как ты оказался в спортивной редакции НТВ-ПЛЮС.

Прежде чем прийти на НТВ-ПЛЮС я пять лет отработал на РТР-Спорт и на РТР, пока канал Спорт еще не существовал. Моя доблестная карьера на РТР-Спорт закончилась Олимпиадой в Афинах, где я в открытую поскандалил с руководством. Мне сказали: «Старичок, свободен». Я, конечно, был в полном шоке от всего происходившего. Самое интересное, что наше журналистское «сарафанное радио» сработало даже быстрее моих устремлений. Конечно же, моим порывом через неделю-две было бы пойти на НТВ-ПЛЮС с просьбой взять меня, такого серого убогого, которого уволили с РТР-Спорт. Но мой друг еще с университетских времен, с которым учились на одном курсе, Тимур Журавель узнал от моих однокомандников (от тех, с кем мы вместе играли в футбол еще в университете, а потом уже стали играть в любительской лиге после окончания МГУ) о том, что меня выгнали. Буквально за два дня эта информация по цепочке дошла до Васи Уткина, который позвонил мне на мобильный. Олимпиада закончилась 31 августа, а 2 или 3 сентября Вася позвонил мне с предложением перейти на НТВ-ПЛЮС.

Обратимся к твоей профессиональной деятельности. Ты комментируешь матчи английской Премьер-лиги и гандбол. Почему такой выбор? Достаточно необычное сочетание.

Огромное значение при таком выборе имела фигура Юры Розанова, он для меня Царь и Бог. Это мой учитель. Когда я еще не работал на НТВ-ПЛЮС, а был только восторженным зрителем НТВ, то смотрел в том числе матчи, которые комментировал Розанов. У меня никогда не было ПЛЮСа, и я мог смотреть Розанова только на НТВ. Конечно, я не думал-не гадал, что мы будем вместе работать. Розанов сам сделал первый шаг – сначала позвал меня в сокомментаторы на Англии, потом бросил как неумеющего плавать щенка через два-три раза комментировать в одиночку. Точно также произошло с гандболом, только чуть попозже. Англию я начал комментировать в конце 2005 года, а гандбол начался в 2006 году. Гандбол мы сначала комментировали вдвоем, потом он быстро понял по моему темпераменту, что эта игра мне подходит даже больше, чем футбол, где события развиваются более или менее вальяжно. А в гандболе ведь все молниеносно – у меня такая же психика, которая очень хорошо подходит под этот вид спорта. Он совершенно спокойно отдал мне гандбол. Прошло три года, и Розанов, как мне кажется, рад, что нашел себе такую замену. Он свалил гандбол с себя. Это не значит, что он отбрыкивался. Просто он увидел меня, схватил, быстро посадил, и скоро я уже сам обалдел от того, что через год после того, как я начал комментировать гандбол, меня уже отправили в Германию на чемпионат мира. Это всецело заслуга Юрия Розанова.

Интерес к гандболу возник лишь потому, что Юрий Розанов предложил комментировать этот вид спорта?

Я все время заговаривал с ним на гандбольные темы. В 2005 года большая бригада НТВ-ПЛЮС выезжала в Питер на чемпионат мира. Основными комментаторами были Розанов и Наумов. При этом там были ребята, которые только-только прошли конкурс комментаторов – Миша Поленов, к примеру, - и работали в качестве корреспондентов. Я все это смотрел, звонил Розанову, потом мы с ним пересекались. А он мне и говорит: «Что ты мне прожужжал все уши?! Садись и сам попробуй». Зимой 2006 года был мужской чемпионат мира в Швеции, и Розанов посадил меня с собой комментировать. Естественно, гандбол был увлечением. Я смотрел матчи еще в тех мизерных количествах, в которых он был на федеральных каналах в 90-е годы. Конечно, видел сумасшедшую победу нашей команды в Сиднее. Все это было внутри меня. Кстати, одной из тем, подогревшей мой конфликт в Афинах, - был гандбольный полуфинальный матч Россия – Германия. Я вел гандбол на РТР-Спорт в качестве корреспондента, и мы приехали съемочной группой в зал на этот полуфинал. Я обалдел: весь зал в немецких флагах, а российских болельщиков – «ноль». Это при том, что все мы знали, что российские болельщики обычно есть на всех соревнованиях, а на полуфинал никто не пришел. Я как дурак стоял в микс-зоне и орал Лаврову, который стоял в воротах как Бог. Я полностью сорвал себе голос, и последние три дня на Олимпиаде я просто не мог говорить. Кикнадзе поступил принципиально, и я озвучивал после этого сюжеты, естественно, охрипшим голосом. Причем мне стали отдавать велоспорт, борьбу, в которых я вообще ничего не понимаю. Мне давали какие-то итоговые протоколы, и я сорванным голосом наговаривал текст. Это был как раз один из витков того конфликта.

Продолжим немного гандбольную тему. На матчи Лиги Чемпионов, которые проходят в подмосковном Чехове, в среднем собирается по 1.500-2.000 болельщиков, на особенно важные матчи – все 3.000. Но все равно это несравнимо с тем, какую аудиторию собирают гандбольные поединки в той же Германии. В России возможно как-то поднять интерес к этому виду спорта?

В принципе невозможно. Футбол на 100 голов по популярности выше любого вида спорта в нашей стране, и мы радуемся, если у нас раз в полгода по 50 тысяч придет на ЦСКА - «Спартак». Масштабы совершенно не сопоставимые. В Германии на тот же футбол ходит в среднем по 50 тысяч. Конечно, такой популярности у нас не будет, потому что людям есть о чем подумать помимо спорта. Германия так болеет гандболом только последние годы. Большим толчком для этого был чемпионат мира, который у них проводился. Они впитали все из Дании, Норвегии, меньше из Швеции.

Хорватии…

Да. Для балканских стран, по-моему, вообще нет различия – что баскетбол, что гандбол. Любой игровой вид – их. Думаю, дождаться прорыва в популяризации гандбола мне не доведется. Я ненормальный для журналистской профессии фанат своего дела. Поэтому я больше всего борюсь с пофигизмом, который иногда у нас сквозит в трансляционных бригадах. Хотелось бы делать такой продукт, который бы привлек внимание, чтобы люди сели, посмотрели и решили, что гандбол –  лучшая игра, и показывать его мы умеем. Мы второй год занимаемся собственным продакшном гандбольной Лиги Чемпионов, но увы, чуть ли не в каждой трансляции у нас какой-нибудь косяк вылезает. Последнюю трансляцию из Чехова нормально отработали – уже все довольны.

Тонкости игры сейчас уже все понимаешь?

Я всегда лез на рожон, я все время спрашивал у гандболистов: «Что за ерунда! В спину толкают, а судьи не свистят!». Я все время задавал глупые вопросы, чтобы хоть что-то понять. Сергей Приголовкин - мой большой товарищ, хотя он мне годится в отцы. Мы с ним сошлись в Китае, он мне постоянно помогает, что-то поясняет. Он мне сам позвонил и начал объяснять, что не так. Я подумал, что у меня есть Розанов, и зачем он мне вообще звонит. А потом мы с ним сошлись, и сейчас он для меня как старший товарищ.

Наверное, никогда не пойму многих тонкостей. Гандбольный мяч я держал только стоя рядом с площадкой. Был забавный эпизод при знакомстве с Приголовкиным. Когда ты жмешь руку гандболисту, то понимаешь это сразу, потому что твоя рука утопает. Я такое испытывал только с двумя родами людей – с гандболистами и бейсболистами. Приголовкин мне руку пожал и тут же сказал: «Понятно, что в гандбол ты не играл». С другой стороны, не могу сказать, что от игры в футбол всю жизнь я супер в нем разбираюсь.

Футболом занимался профессионально?

Футбол – единственный вид спорта, которым я занимался – в Крылатском, в детско-юношеской школе. Сначала я играл в детской школе, но дворового масштаба, – мы базировались в районе платформы «Рабочий поселок». В 1990 году образовалась спортшкола «Крылатское», и наш дворовый кружок 1979 года рождения начал там заниматься. Пока зрение не стало падать, я был в порядке. Мы не знали, что есть специальные линзы, и я играл все хуже и хуже – мяч видел все хуже. В итоге я из капитана превратился в запасного. Школу футбольную я так и не закончил, не доиграв 1-1,5 года. Потом начался журфак, там я играл уже в линзах, был капитаном 3-4 года. Мне повезло, и наша команда сохранилась, начали играть в любительской лиге. До сих пор все продолжается.

В каком амплуа играешь?

Центрального полузащитника. Когда играли в МГУ в мини-футбол, был скорее защитником.

Когда начинал свою комментаторскую карьеру, ориентировался на кого-то? Может быть, слушал чьи-то репортажи?

Прототипа никогда не было. Вместе с тем, я понимаю, что у меня нет такого литературного и языкового багажа как у Розанова. У него постоянные параллели, ассоциации. Может быть, я когда-нибудь до этого дорасту, но мне кажется, вряд ли. Это либо есть, либо нет. Скорее есть комментаторы, чьей манеры хочется избегать. Иногда слушаешь и не нравится. Скорее я отталкивают от того, чего не должно быть в комментарии. Если брать какой-то идеальный образ, то для меня это Розанов – и по темпераменту, и по пониманию.

Помимо футбола и гандбола хотел бы еще что-нибудь покомментировать?

По-серьезному никогда не задумывался. Знаю, что мне точно не нравится даже смотреть, не то, что комментировать, хоккей и баскетбол. Это тоже динамичные игры, как и гандбол, но точно не мое. Волейбол – да. Водное поло – да.

А как насчет зимних видов спорта?

Это было бы здорово! Но у меня есть внутренний барьер: мне постоянно кажется, что я не готов. Мне еще на РТР-Спорт предлагали покомментировать в тоне одолжения. Я говорил, что я не готов, что я молодой и вообще я корреспондент. Розанов также меня затаскивал. Зимние виды спорта я очень люблю – лыжи, биатлон. Но с циклическими видами сложнее. Хотя, если уж задумываться, то зимние виды спорта мне даже ближе, чем что-то еще из летних игровых.

Перейдем от профессиональной сферы в личностную. У тебя есть какие-то необычные увлечения?

В этом плане моей семье немного не повезло, потому что моя работа совпадает с главным увлечением. В этом плане семья страдает очень сильно. Но в моей жизни были и прыжки с парашютом, и сумасшедшие поездки. Например, недавно с Поленовым поехали в Нагорный Карабах играть в футбол. От гостеприимного приема чуть не умерли. Люди встречают так, как будто видят тебя в последний раз. Главное увлечение – это моя работа, и в этом главный кайф.

Складывается ощущение, что ты по жизни занимаешься только тем, что тебе интересно. Поступал на журфак с твердым намерением стать спортивным журналистом?

Нет,  тогда еще не понимал, что хотел работать в сфере спортивной журналистики. Но осознал очень быстро, что работать где-либо еще кроме как в спорте я не смогу. Потом, играя в волейбол на журфаке, познакомился с человеком, который работал на РТР-Спорт. Он меня взял за руку и привел, через месяц я уже работал. Мне никто ничего не навязывал, никто ничего не заставлял делать. Когда поступал на журфак, сдавал французский. Экзамен на удивление оказался очень простым. Потом уже учил английский и два года сербский.

Сербский не забыл?

Зимой был в Хорватии на чемпионате мира по гандболу. Там когда людям два слова говоришь по-сербски (а хорватский и сербский очень похожи), они сразу начинают тебя считать своим. Всю грамматику я забыл, но несколько слов могу сказать. Перед каждым матчем играли гимн, я выучил весь текст.

Ты был уже на двух гандбольных чемпионатах мира - в Германии и Хорватии. Что тебя поразило в первую очередь?

В Хорватии, несмотря на их безумный темперамент, было не так, как в Германии. В Германии складывалось ощущение, что вся страна заболела гандболом. Причем нам всем рассказывали, что это показуха: они все раскрасили, все у них в гандбольных атрибутах, все дворцы переполнены. Но там люди по 60 минут не смолкали. У нас так не умеют, даже на футболе. Самый маленький зал там вмещал 10 тысяч. Я комментировал матчи группы, в которой были Норвегия и Дания. Они приехали и устроили фестиваль. Я когда приехал, в первых репортажах не про гандбол рассказывал, а про антураж. На футбольных чемпионатах у меня такого кайфа не было. Может быть, я этим всем наелся. Сначала я комментировал из Киля, севера Германии, затем был центр Германии - Халле, Вестфаллен, городок 10 тысяч человек, а дворец спорта вмещает 15 тысяч. Потом я работал из Гамбурга, там арена под 20 тысяч, а в конце - из Кельна, где 20-тысячный дворец. Трибуны были постоянно битком. Даже игровых впечатлений, кроме нашей «инвалидной» сборной России, никаких не осталось. Я не вспомню, как немцы играли с поляками в финале, а вот что болельщики исполняли вокруг да около запомнилось навсегда.

Чувствуется, что для тебя мировое первенство в Германии стало каким-то потрясением в положительном смысле слова…

Да! К примеру, я ездил на футбольные чемпионаты мира – в 2002 году и 2006 году, но было как-то не так. Конечно, мне было очень интересно посмотреть на Японию. Было ощущение, что приехал на другую планету. А футбол был просто рядом - особенной футбольной атмосферы просто не было. В Германии было иначе.

У тебя есть какие-то особенные литературные пристрастия?

Недавно Миша Поленов подсадил меня на Пикуля. Этот автор никуда не входит – ни в школьную, ни в студенческую программу. Я читаю Пикуля с весны, и томов 10-12 прочитал уже. В детстве я как-то прошел мимо этого автора. А вообще, сказать, что я читаю много, нельзя. На журфаке я прочитывал 20-30%, в лучшем случае 50% из всего того, что задавали. Да и в целом студентом был плохим. Особой тяги к чтению не было. Все время для учебы я просиживал в волейбольном зале или на Ленгорах, где играли в футбол.


http://www.ntvplus.ru
Категория: Профессия | Добавил: RS | Просмотров: 2193
Теги: Юрий Розанов, Василий Уткин, гандбол, Артем Шмельков, футбол, НТВ+



КОММЕНТАРИИ
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


КОММЕНТАРИИ ВКОНТАКТЕ


  СпортЭфир © 2011-2013
Орлов, насмеши! © 2007-2011
Правила сайта   |   Обмен ссылками   |   Помощь проекту
Использование информации приветствуется при гиперссылке.


Яндекс.Метрика