мобильная версия · вход | регистрация  



ОПРОС

Ваш любимый комментатор сегодня


 Ответов: 625




Интервью

К. Набутов: "Бокс я очень люблю, хотя не имею никакого отношения к победам в ринге"
30.08.2011, 14:45
Телекомментатор, обладатель премии «Тэфи» Кирилл Набутов рассказал о том, чем бокс похож на шахматы, гениальности Роя Джонса и Дона Кинга, подарке от Мухаммеда Али, а также о самых памятных боях и любимых боксерах.


«Видел, как судьи убивали Роя Джонса»

- Первый вопрос о вашем личном отношении к боксу?

– Бокс я очень люблю, хотя не имею никакого отношения к победам в ринге.

- Вы много раз работали на олимпийских турнирах по боксу. Что из увиденного по своей динамике, харизме и спортивной драме задело вас по-настоящему?

– Когда начинаю говорить о боксе, передо мной встаёт яркая галерея лиц, с которыми я более или менее хорошо был знаком, и которых очень глубоко уважаю – не только за их спортивные достижения, но и за человеческие качества. И первым в этом ряду стоит мой тесть – Геннадий Иванович Шатков, который был не только истинно большим спортсменом, но и действительно выдающимся человеком. Личностью феноменальной мощи, красоты и мужества. Мне искренне жаль, что его больше нет на свете. Геннадий Иванович вызывал у всех одинаковое отношении и я никогда не слышал, чтобы у этого человека были враги. Вслед за ним назову Дадо Квачадзе, Женю Горсткова, Славу Яковлева, Вячеслава Яновского, Рому Кармазина.

Если же говорить о моём наиболее ярком впечатлении от происходившего на ринге, то, пожалуй, на всю оставшуюся жизнь запомню финальный бой в тяжёлой весовой категории кубинца Теофило Стивенсона с нашим советским боксёром Пётром Заевым на московской Олимпиаде 1980 года. Тогда в зале все сходили с ума и гадали, сможет ли Петя с его маленьким ростом достать Стивенсона. Их встреча была последней в программе олимпийского турнира боксёров и вокруг всё действительно просто кипело. Это было исключительное по нервам и драматизму действие, но, к нашему большому сожалению, победу отдали кубинскому боксёру.

- Справедливо?

– Время, конечно, стирает какие-то детали, так как прошло уже более 30 лет, но тогда у всех было ощущение, что кубинец у Пети выиграл по делу, и Заев об этом, кстати, говорил сам, когда вышел из раздевалки после поединка. Но уже позже я слышал мнение Заева о том, что в олимпийском финале его засудили.

Следующее феноменальное впечатление – выступление на олимпийских играх в Барселоне в 1992 году Оскара Де Ла Хойи, который боксировал в своей очень необычной манере с расставленными по утиному прямыми ножками, делая с соперниками в ринге всё, что хотел.

Ну и, конечно, Рой Джонс-младший в 1988 году. Я живой свидетель этой эпопеи, так как как раз вёл репортаж с Олимпиады в Сеуле и видел, как Роя убивали судьи в решающем поединке. В результате была спровоцирована целая история, одним из пострадавших в которой стал наш Мага Шанавазов.

- Каким образом он пострадал?

– Рой Джонс боксировал с южнокорейцем Пак Си Хуном в финале турнира весовой категории до 71 кг, а президент Федерации бокса Южной Кореи был одним из богатейших людей этой страны и держал всю олимпийскую судейскую коллегию в своих руках. Все они получали от него дорогие подарки. В финале Рой кидал этого корейца с кулака на кулак все три раунда, а после окончания поединка абсолютно неожиданно победу со счётом 4:1 отдали Пак Ми Хуну. После объявления победителя в зале началась настоящая буря! Корейцы, конечно же, были очень счастливы, остальные оглушительно свистели, потому что на их глазах произошло спортивное убийство. Судейская коллегия решила как-то компенсировать американцам эту золотую медаль, а тут как раз наш Мага с американцем в финале турнира весовой категории до 81 кг встречался...

- Все ваши самые яркие впечатления от бокса имеют отношение исключительно к советскому периоду...

– Сейчас олимпийский бокс, конечно же, вызывает гораздо меньше эмоций, чем раньше. На последнией Олимпиаде в Пекине финалы боксерского турнира проходили в полупустом зале, и это притом, что китайцы шли по турниру очень прилично, а в решающем поединке турнира весовой категории до 57 кг боксировал действительно великий по одарённости боксёр – Василий Ломаченко.


«Не уверен, что Тищенко и Саитов смогли бы добиться чего-то серьезного в профи»

- Сейчас всё идёт к тому, что с боксёров-любителей снимут шлемы, а формат проведения боёв станет – пять раундов по три минуты. Как вы к этому относитесь?

– Пять раундов по три минуты? Это будет очень жёстко, но, может быть, это пойдёт олимпийскому боксу на пользу. В силу объективных причин я не могу следить за боксом во всех тонкостях, так как это было раньше, но то, что бокс в шлемах стал другим, - абсолютно точно, чему очень способствовала и кнопочная система судейства. Эта система не дала боксу ничего, так же, как и перевод в двухминутные раунды. Зрелищность бокса снизилась, получились качели – с одной стороны думы о здоровье боксеров, с другой – само развитие бокса. Какая сторона перевесит в итоге, сказать сложно, но то, что любительский бокс попал в яму, абсолютно очевидно. Сегодня в профи ведь практически нет чемпионов из олимпийского бокса. Давайте вспомним нашего знаменитого боксера Олега Саитова, двукратного олимпийского чемпиона, обладателя Кубка Вэла Бакера. Он не пошел в профи и я считаю, что правильно сделал – ему было бы там очень тяжело выступать на высоком уровне. Олег выступал в весовой категории до 67 кг, а в профи это полусредний вес, где балом правят очень выносливые, умеющие и любящие бить на вынос латиноамериканские боксёры. Саитову, не обладавшему мощным нокаутирующем ударом, сделать результат в такой ситуации было бы действительно сложно.

- Алексей Тищенко?

– Да, Алексей двукратный олимпийский чемпион, но еще большой вопрос, смог бы он добиться чего-то в профи. В его лёгком весе на профессиональном ринге правят сплошь представители южноамериканского бокса. Да давайте возьмём всю советскую школу бокса… Пожалуй, только Владимира Кличко можно выделить. Но, несмотря на все громкие достижения как Владимира, так и Виталия Кличко, все прекрасно отдают себе отчёт в том, что они связаны с полным провалом чернокожих тяжеловесов США. Это абсолютно ясно, так как фигур масштаба и класса Тайсона, Холифилда и Леннокса Льюиса, хоть он и не американец, в современном тяжёлом весе попросту нет. На этом бледном фоне украинские братья выходят и разбираются со всеми от души. Или ещё один парадокс нового времени: британец Дэвид Хэй – чемпион мира по боксу в тяжёлом весе! Не хочу обижать нашего Колю Валуева, потому что его нельзя не любить по человечески, но и его титульные поединки – это не тот класс чемпионских боёв, которые мы видели ранее в блистательном исполнении выше упомянутых мной боксёров.

- Какой из боев супертяжей вам запомнился особенно?

– Особенно запомнилось очень яркое начало поединка между Джорджем Форманом и Мухаммедом Али. Большой Джордж сминал своего соперника, словно катком... Уму непостижимо, как Али принимал и выдерживал эти мощнейшие серии ударов. У меня было ощущение, что Мухаммед под ними долго не устоит.

- Хорошо помните зажжение Мухаммедом Али огня летних олимпийских игр 1996 года в Атланте?

– Такое не забывается, так как Али подарил мне тогда буклетик по исламской части с его подписью. Правда, подписывал не он, потому что уже тогда его руки ходили ходуном.

- Произошедшее с Али – это наглядный пример того, что может случиться с каждым в спорте, где один пропущенный удар в голову грозит сделать тебя идиотом?

– Многие люди становятся идиотами и не пропуская ударов в голову, а некоторые рождаются с этим заболеванием и живут всю жизнь. Я не могу сказать, насколько это связано. Есть множество обратных примеров. Тот же многократный чемпион СССР Иван Князев, который начал боксировать в 20 лет, выступал чуть ли не до 40-ка и прожил более 80 лет. Тут же пример Геннадия Шаткова, который был выдающимся спортсменом и имел при этом длинный, тонкий, прямой нос, глядя на который никогда не скажешь, что его обладатель боксёр, у которого за плечами 200 с лишним боёв. Ни разбитых скул и надбровных дуг, вмятин в носу, деформированных кистей рук, привычных вывихов – ничего этого у Геннадия Ивановича не было. Но, тем не менее, в 37 лет он получил тотальный инсульт, в результате чего у него парализовало речь и правую часть тела. Он учился заново ходить и говорить, а его правая рука так и не восстановилась. После всего этого у него было ещё два инсульта. Прожил Геннадий Иванович до 77 лет.

- Получается, не угадаешь, кому и как повезёт?

– Что на роду написано, то и будет. Конечно, пропускать удары никто не любит, но есть в боксе что-то такое, что заставляет парней заниматься этим жёстким видом спорта и выходить в ринг.


«Там же все волки, для которых наши парни - пушечное мясо»

- Давайте еще о впечатлениях...

– В 1998 году я полетел в США на бой между Эвандером Холифилдом и Генри Акинванде. Организатор поединка, а это был никто иной, как сам мистер Дон Кинг, не смог продать билеты. До боя в знаменитом спортивном комплексе «Madison Square Garden» оставалось два дня, Нью-Йорк буквально кипел, но Дон Кинг смог выкрутиться из этой передряги просто гениально! У Акинванде обнаружили гепатит С, а у одна из женщин-боксеров, которая должна была выступать в андеркарде, оказалась беременна. Кинг за это ухватился и смог отменить весь вечер бокса по «уважительным причинам». Вот тогда я в первый раз и увидел, как в этом бизнесе всё просто устроено.

- Персоны, которые вас по-настоящему впечатлили в профессиональном боксе?

– Я получал высшее эстетическое наслаждении от боев Оскара Де Ла Хойи и Роя Джонса. Я говорю не о последних годах, когда Рой принимает в голову десятки ударов, падает и лежит. А о том времени, когда он был в полном порядке. Джонс для меня боксер столетия.

- А как же наши парни?

– Рома Кармазин. Золотой человек. С того момента, как он только появился у нас здесь в Питере в возрасте не более 20 лет, вся его карьера проходила на моих глазах. Искренне жаль, что у она у него не сложилась так, как могла бы. Он был кандидатом в мастера спорта, или даже перворазрядником, и жил в физкультурном зале в городе Пушкине на матах. И скажу вам, что мне всегда чрезвычайно нравилась его истинно динамовская манера ведения боя. Чрезвычайно. Он был ни на кого не похож – с низко опущенной передней рукой, когда боксёр всё видит и работает в ринге за счёт чистого каскада уклонов, нырков и выверенных ударов. Это очень умный бокс с хорошим встречным ударом. Здесь нужно сказать, что, когда рядом с Романом был его выдающийся и неимоверно талантливый от природы тренер Игорь Михайлович Лебедев, то Кармазин в некоторых боях выдавал просто суперкласс!

Я помню, как в 1998 году в Москве я присутствовал на боксёрском вечере в Олимпийском вместе с Владимиром Гендлиным, и тогда как раз был бой Кармазина с американцем Джеффом Джонсоном, очень приличным боксёром. Владимир Ильич поинтересовался у меня об уровне Кармазина. Я сказал, что это боец очень высокого класса, но мэтр нашей телевизионной спортивной журналистики отнёсся к этому мнению скептически. А вот когда Роман вышел и разобрался со своим соперником очень красиво, уложив его во втором раунде на настил ринга, то мне показалось, что, увиденное зацепило Владимира Ильича по-настоящему.

- Из питерских боксёров не менее извилистая судьба в профессиональном боксе у Дениса Бахтова.

– Денис мог бы быть действительно классным боксёром.

- Есть мнение, что ему помешало им стать очень болезненное поражение от немецкого турка Синан Самил Сама, которое он потерпел 20 ноября 2004 года.

– Да, тот бой с Самил Самом провёл в карьере Дениса своеобразную черту. Будет правильно, если вместе с ним я назову и средневесов Максима Нестеренко и Сашу Зайцева. Им всем в тот момент где-то не повезло попасть в правильную заграничную боксёрскую тусовку. Там же все волки, для которых наши парни пушечное мясо. Думают, приехали голодные и нищие и, если дать русскому 100 долларов, чтобы он купил себе новые джины, то он будет рад и этому.

- В последние годы боксу предсказывают чуть ли не неминуемую смерть. Как думаете, может этот вид спорта изжить себя?

– Я не очень люблю играть в мессианство, но уверен, что бокс есть, был и будет. Даже если его будут запрещать. Потому что этот вид спорта, как и любое единоборство, некое природное проявление человеческой сущности в цивилизованном виде. Не воевать друг с другом, в расчёте, что тот, кто в этой войне одолеет, захватит у своего врага жену, пещеру, палицу и кусок мяса, который жарится на костре, и этим докажет, что он был сильнее. На самом деле, природа спорта вся в этом. Даже шахмат, а бокс с шахматами, как это ни странно звучит, в некоторых компонентах очень близок, – там, где нужно навязывать свою тактику, обманывать, совершать ложные выпады, заманивать, рассчитывать многоходовые решения, контролировать эмоции и не позволять им себя захлестнуть. Это всё я видел как в боксе, так и в шахматах.

http://www.sports.ru/tribuna/blogs/mmaboxing
Категория: Интервью | Добавил: RS | Просмотров: 666
Теги:



КОММЕНТАРИИ
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


КОММЕНТАРИИ ВКОНТАКТЕ


  СпортЭфир © 2011-2013
Орлов, насмеши! © 2007-2011
Правила сайта   |   Обмен ссылками   |   Помощь проекту
Использование информации приветствуется при гиперссылке.


Яндекс.Метрика