мобильная версия · вход | регистрация  

РАЗДЕЛЫ

Профессия [43]
Интервью [77]
Заметки [112]


ОПРОС

Ваш любимый комментатор сегодня


 Ответов: 629




Заметки

Анна Дмитриева. Мой Уимблдон
04.04.2009, 16:32
Анна Дмитриева знает об Уимблдоне все. Когда-то она сама выступала на кортах всеанглийского лаун-теннисного клуба в турнире "Большого шлема". Теперь она следит за соревнованиями из комментаторской кабины.

Впервые я приехала на Уимблдон в 1958 году - мы с Андреем Потаниным участвовали в юношеских соревнованиях. Нам тогда было по 17 лет. В том турнире со мной играли Серджио Таккини, прославившийся позднее глава одноименной компании, выпускающей теннисную форму, Бухгольц, ныне директор крупнейшего турнира в Майами, и многие другие, сумевшие потом себя как-то проявить. Уимблдон тогда был не похож на то, что мы сейчас видим, хотя площадки и все вокруг осталось совершенно нетронутым. Уимблдон был более кулуарный, спокойный, хотя очереди за билетами, как и сейчас, растягивались на 2- 3 километра и восторженные девочки бросались на теннисистов, как на рок-идолов.

    Идея Уимблдона, его имидж, правила - все это соблюдается скрупулезно. Многие, например, недоумевают, почему обязательна белая форма? Это произошло году в 60-м или в 61-м. Тогда королевой тенниса была бразильянка Мария Буэно. Ее хрупкая фигурка совсем не вязалась с пушечными ударами, которые восхищали всех. Понятно, что Буэно не оставалась без внимания теннисных модельеров. И один из них, Тед Тинлинг, придумал ей для Уимблдона платье- сюрприз. Этот сюрприз (трусики и подкладка юбки были красно-люминисцентного цвета, а само платье ярко- розовое) обернулся для теннисистки драмой. Когда Буэно подавала, юбка приподнялась, и на королевскую ложу полыхнуло огнем. Это произвело такой эффект, что гости королевской ложи и члены августейшей семьи демонстративно покинули свои места. Мария с трудом доиграла свой матч. Ну а после этого блюстители нравов приняли правила - на корт только в белом.

    В конце 80-х - начале 90-х, когда американцы пытались внедрить цветную форму, запрет сделали строгим, не предусматривающим какие-либо исключения. Андре Агасси даже бойкотировал один-два Уимблдона из-за того, что ему не разрешали выступать в той форме, которая ему нравилась. Но и Агасси пришлось смириться. В 1992-м он принял английские правила и победил.

    То, что Уимблдон находится под патронажем герцогини Кентской, задает тон турниру. Британцам удается сохранить дух королевских традиций и в то же время успешно заниматься коммерцией. Но здесь это делается не так, как везде. На кортах, например, нет никакой рекламы, кроме рекламы часов Rolex, заявляющих о себе маленькими буковками, и мячей Slazenger, производители которых обслуживают чемпионат. Организаторы рассказывали мне, что спонсоры принимают условия Уимблдона и соглашаются не афишировать себя.

    В этом году призовой фонд турнира увеличился на 5 процентов, но победитель и победительница получат разные суммы (525 тысяч фунтов стерлингов и 486 соответственно). Кстати, в мое время призовых не было вообще. Их ввели после 1968 года, когда началась эра Открытых (для профессионалов и любителей) чемпионатов. Звезды тенниса, к слову, очень интересно рассказывают, как они восприняли свой первый приз. Пит Сампрас как-то признался, что, когда летел с первым крупным чеком за победу (250 тысяч долларов) в самолете, больше всего боялся, что случится авиакатастрофа и он не успеет эти деньги потратить.

    Звезды рождаются на турнирах и потом помогают соревнованиям сохранять высочайшую марку. На моем веку первой харизматической фигурой оказался Бьерн Борг, когда ему было 16. Сейчас я делаю фильм о Сюзанн Ленглен: эта теннисистка, покорявшая сердца в конце 20-х - начале 30-х годов, была первой звездой, заложившей основы "звездного" поведения. Она была недоступна. Тогда все было сдержаннее, но вокруг нее всегда был шум. Папе Ленглен хотелось, чтобы его дочь получала деньги за интервью, и он ограничивал доступ журналистов. Хотел, чтобы она получала деньги от организаторов, и заключал с ними пари: приедет его дочь на турнир или нет. Это первый случай теннисного папы. Звездность, которая теперь присуща теннисному миру, была заложена отцом Ленглен. Сейчас эстафету подхватил Ричард Уильямс, отец Серены и Винус.

    Когда Винус было 13 лет и папа заявлял, что она станет чемпионкой Уимблдона, все хихикали: "Во дурак, думает, что это так просто". У меня тоже было больше скепсиса, но когда я увидела игру Винус, я поняла, что это клад. С тех пор, если нет сестер Уильямс, турнир для меня не интересен. Сестры создают такой теннис, ради которого стоит сидеть на игре.

    Современные звезды немыслимы без поддержки родителей. Пример разумного подхода - это родители Марата Сафина Роза и Миша. Знаете, какие страсти переживают те, кто болеет за своего ребенка? Но Роза и Миша сдержанны, понимают, насколько эфемерен успех.

    А вот Лена Дементьева упускает свое время. С ней ездит мама, пытаясь быть подругой, добрым советчиком, но не более того. А в успехе игрока много зависит от тренера. Того, кто даст толчок к развитию. Найти хорошего тренера - большая проблема. Кому довериться?

    Вот и родители Курниковой не верили случайным людям, а другие не появлялись. Курникова хорошо выступила на Уимблдоне в 1997 году, когда дошла до полуфинала. Но сейчас она пребывает в сумасшедшей истерике. Анна настолько потеряла уверенность в себе, что все рассуждения о том, что ей не хочется играть и у нее другие заботы - это ерунда. Таня Панова, обыгравшая Курникову в первом круге, сказала, что на тренировке проигрывает Анне под ноль. Курникова играет хорошо, но у нее мандраж на соревнованиях. Ей нужно поработать со спортивным психологом. Анна - это запущенный случай. Близкие думали, что справятся сами, и спохватились тогда, когда проблема стала очевидна всем. Сейчас Анну тренирует известный американский специалист Гарольд Соломон, но результаты так скоро не придут.

    Рассказывая об Уимблдоне, не могу не вспомнить об истории трансляций на советском телевидении. Репортажи о турнире я начала вести с 1984 года, причем все получилось довольно неожиданно. С сыном Андрея Громыко мы были знакомы давно. Он работал в Англии в посольстве, был фанатом тенниса. Мы встретились с ним за месяц до турнира, и он поинтересовался, будем ли мы показывать соревнования. Что я могла ответить? "Что, нужна какая-то помощь?" - спросил Громыко-младший. Не знаю, помог ли Громыко, но то, что был звонок с самого верха, для меня очевидно. Спустя неделю ко мне вбежал один из руководителей Гостелерадио: "Аня, а что такое Уимблдон?" И Уимблдон был куплен за 10 тысяч долларов. Сейчас-то он стоит намного дороже, но сколько - коммерческая тайна. А тогда Юшкявичус, зампред Гостелерадио по техническим вопросам, играя в теннис на Ширяевке и услышав про цену, заявил: "Это не деньги. Возьмем". Наши трансляции произвели фурор в Москве, а все благодаря тому, что теннис захотел увидеть кто-то из Политбюро. По той суете, которая была у нас на студии, это было очевидно.

    После показа турнира по техническому каналу в 1984-1985 годах был перерыв. И только в 1987 году я приехала сюда снова. Снимаю здесь дом недалеко от кортов и по утрам с внуком хожу играть на ближайшие площадки. Играем мы с 9 до 12, и стоит все 2 фунта 90 пенсов. Доступно ли это? Вполне, и многие англичане могут себе это позволить. Миллионы гоняют мяч, но играют единицы. Почти все свои позиции в теннисе англичане потеряли.
Категория: Заметки | Добавил: RS | Просмотров: 1095
Теги: Анна Дмитриева, Уимблдон, Теннис



КОММЕНТАРИИ
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


КОММЕНТАРИИ ВКОНТАКТЕ


  СпортЭфир © 2011-2013
Орлов, насмеши! © 2007-2011
Правила сайта   |   Обмен ссылками   |   Помощь проекту
Использование информации приветствуется при гиперссылке.


Яндекс.Метрика